Piligrim (piligrim) wrote,
Piligrim
piligrim

  • Music:

Субботник

          Серёга попал в «дурку» по собственной инициативе, когда ещё «мотал» первый свой срок. «Старшие товарищи» подсказали, что по его статье оттуда легче освободиться досрочно, да и режим там помягче, чем в обычной зоне. Сидел он за хулиганство, хотя пытались его посадить за сопротивление сотрудникам милиции. Но ему с адвокатом удалось доказать на суде, что он не знал о том, что те пятеро, которые пришли за ним в ресторан, были милиционерами. Они были в штатском, не представились, документов своих не показали. Просто грубо предложили выйти с ними без объяснения причин. Серёга решил, что это какие-то бандиты. В результате все пятеро оказались в фонтане. Битая посуда и мебель была уже не в счёт, когда стали подсчитывать выбитые милицейские зубы, поломанные рёбра, руки и ноги. Не зря Сергей служил в десанте – полученные навыки закрепились на славу.
          Сказать по-чести, за что Серёгу посадить - было. Всё же он был лидером «Теплоцентрали»: одной из самых жестких и сильных молодёжных банд, про которые в те времена говорилось – «казанский феномен». Но доказать его участие в каких-то противоправных действиях милиция не могла. Они хотели взять его «на испуг», но всё произошло так быстро, что Серёга не успел испугаться и невзначай «поломал» ментов.
          Статья не так, чтобы очень серьёзная и свой первый срок он отбывал вместе с теми, кто сидел за хозяйственные преступления. У них и прошёл, по его собственным словам, свои экономические университеты. Они же и посоветовали ему спрятаться в «дурку», так как была очень большая вероятность того, что в обычной зоне его могут «достать». Была ещё и третья немаловажная причина попадания в «дурку»: посажен он был личными стараниями начальника горотдела милиции, которому Серёга досаждал не своим предводительством в банде, а как ненужный свидетель неприглядных делишек городского милицейского главы и его окружения. Потому, высокопоставленные милицейские чины не очень желали скорого выхода здорового и невредимого Серёги на свободу.
          Серёжка, не читал Кена Кизи и не смотрел Формана «Пролетая над гнездом кукушки» и даже не слыхал о них, но, пользуясь советами «бывалых», довольно успешно смог убедить тюремных эскулапов в том, что ветер появляется именно от того, что деревья качаются. После чего его и перевели в «дурку» на освидетельствование. Этот процесс уже успешно подходил к концу и медики были единодушны в том, что у Серёги существует «задвиг» в мозгах, но опасности для общества в этом нет никакого. Ещё немного и Серёга мог бы претендовать на пересмотр своего дела по медицинским показателям. Но он не выдержал. Врождённая жажда деятельности, как шило в заднице, не дала ему спокойно закончить освидетельствование. Он сорвался.
           Наступил апрель – близился традиционный ежегодный коммунистический субботник. В психиатрической больнице тюремного типа никогда никому в голову не приходило устраивать для их специфического контингента коммунистические субботники. Я как-то на похоронах своего отца сам видел в московском Донском крематории полинявший плакат: "Все на коммунистический субботник!". Но то - крематорий, а не спецпсихушка. А не приходило потому, что Серёга раньше туда не попадал. Ему там и пришла эта идея в голову.
          Как-то на прогулке, Серёга кивнул в сторону озера и, как бы между прочим, сообщил, что «на том» берегу бесплатное пиво. Серёга, несмотря на свою молодость, пользовался авторитетом и эта информация нашла отклик в иссушенных неволей душах «контингента». «Контингент» стал строить планы, как добраться до халявного пива. Особенно буйные но неопасные предлагали прорвать колючку и вплавь достичь мечты. Но логика Серёги была безупречна – озеро большое и «тот берег» не видать даже в хорошую солнечную погоду. Напиться воды можно, но вплавь добраться – вряд ли.
          - Вот если корабль построить… - подумал вслух Серёга.
          - А из чего?! – оживились заключенные-психи.
          - А вот ты смотри, сколько всего барахла на территории валяется! – философствовал Серёга.
          На следующий день психованный контингент самым тщательнейшим образом собрал на территории весь мусор, включая обгорелые спички, обрывки фантиков и пр. Территория сияла чистотой, а на лужайке примыкающей к берегу выросли две большие кучи мусора. Эти мусорные пирамиды вызвали растерянность администрации – она никаких распоряжений по уборке территории не давала и с её точки зрения, неожиданная инициатива «спецконтингента» по уборке территории логичного объяснения не имела. Проведенное расследование тоже не дало никакого вразумительного результата – психи молчали, нагло, высокомерно и загадочно улыбаясь в глаза. Но нарушений распорядка не было и наказывать их было не за что. Администрации единственное оставалось – вызвать мусоровозы и убрать кучи хлама с территории. Что она и сделала.
          Но недоумение осталось.
          Серёга рассчитывал, что после того, как кучи мусора исчезнут с глаз долой, идея вояжа за халявным пивом выветрится из памяти психов сама собой. Но не тут-то было. Халявное пиво психи запомнили хорошо и через некоторое время стали у Серёги настойчиво интересоваться текущим состоянием дел. А тем временем в тюремной библиотеке резко повысился спрос на книги хоть как-то связанные с судостроением, мореплаванием и навигацией. Кое-как он отговаривался, что общаковский строительный материал отправлен на завод где день и ночь идёт работа по постройке корабля. Это вносило успокоение в ряды психов, но на очень недолгий срок. Вопрос с завидным постоянством возникал вновь и вновь. Даже ссылки на привычное разгильдяйство, привычный долгострой и воровство на заводе положение не спасали. В конце концов, до Серёги дошли слухи, что особенно активные психи «на него шило точат». Положение принимало серьёзный оборот. Надо было что-то предпринимать…..

          (Продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments